Прекрасная Дора Маар и Пикассо

Дора Маар (она же – Генриетта Теодора Маркович) родилась 22 ноября 1907 года в городе Тур (Франция). В 1920 приехала в Париж, где училась живописи и фотографии, там же знакомится с Брассаем (который Дьюла Халас, венгерский и французский фотограф, художник и скульптор), подружилась с сюрреалистами (Бретон), некоторое время была ассистенткой Ман Рэя (тот самый Нью-Йоркский дадаист-фотограф), уже в 1935 году открыла своё фотоателье.
В 1936 году французский поэт Поль Элюар познакомил Маар с Пикассо в парижском кафе «Дё маго». На ней были черные перчатки, расшитые розовыми цветами. Маар стучала острием ножа между расставленными пальцами и поранилась, Пикассо же уговорил её отдать ему перчатки и, кстати, сохранил их на всю свою жизнь. Так она стала музой, любовницей и моделью Пабло Пикассо на 9 лет. Именно благодаря Доре Маар мы сейчас можем наблюдать процесс возникновения «Герники» гения. Вот, кстати, созданное вашим покорным слугой видео:

Продолжительное время Пабло Пикассо писал картины, на которых изображена Дора. Не без её влияния Пикассо начал эксперименты по совмещению живописи и гравюры с фотографией.
В 1945 году, опасаясь нервного срыва или суицида, Пикассо отправил Дору Маар на лечение в психиатрическую клинику философа и психиатра Жака Лакана, тем самым поставив жирную точку в их отношениях. За 50 лет, которые Дора Маар прожила после расставания с Пикассо, она не продала ни одной его работы, после её смерти в парижской квартире Маар были обнаружены десятки его картин, рисунков, скульптур, целый шкаф с его поделками из бумаги, картона и другого подручного материала, а также уникальные ювелирные украшения, которые он делал и дарил ей.

Практически каждое лето многоуважаемый Пикассо проводил на юге, пока в поздние годы не поселился там окончательно. Вот, например, фотография Ман Рэя: здесь Пикассо, Дора Маар и, естественно, сам фотограф в компании на юго-востоке Франции в городе Антиб.

 

Множество оригинальных кадров, преимущественно постановочных, сделанных Дорой Маар, вошли в историю мировой фотографии. Сам Пикассо потом рассказывал об этой грани таланта Доры своей следующей музе, Франсуазе Жило:
«Когда Пабло познакомился с Дорой, она работала фотографом. Её фотографии ассоциировались у него с ранней живописью Кирико. На них зачастую бывали представлены туннель со светом в конце и какой-то трудно опознаваемый предмет, находящийся в этом темном коридоре между объективом и светом.
— Существуют две профессии, — сказал он, — представители которых всегда недовольны тем, чем занимаются: дантисты и фотографы. Каждый дантист хочет быть врачом, а каждый фотограф художником. Брассай очень одаренный рисовальщик, Мэн Рей в некотором роде живописец, и Дора тоже была верна этой традиции. Внутри фотографа Доры Маар таилась пытавшаяся вырваться наружу художница.»
(Из книги Франсуазы Жило «Моя жизнь с Пикассо», 1964)
На следующей фотографии – Дора Маар в профиль. Фотографировал, возможно, сам Пабло Пикассо.
Пикассо описывал своей следующей возлюбленной Франсуазе Жило свои первые впечатления от Доры Маар:
«Пабло рассказывал, что в начале их знакомства он однажды увидел Дору в кафе «Две образины». На ней были черные перчатки с аппликациями в виде розовых цветочков. Она сняла их, взяла длинный остроконечный нож и стала тыкать им в стол между растопыренных пальцев, желая проверить, как близко к ним сможет, не поранясь, опускать лезвие. Время от времени промахивалась на крохотную долю дюйма, и когда перестала играть с ножом, ее рука была в крови. По словам Пабло, это пробудило у него интерес к ней. Он был очарован. Попросил ее подарить ему перчатки и с тех пор хранил их в застекленном шкафчике вместе с другими памятными подарками.»
(Из книги Франсуазы Жило «Моя жизнь с Пикассо», 1964)
Рожи Андре – фотохудожница из того же круга сюрреалистов, к которому принадлежала и сама Дора Маар. От их контакта сохранилось несколько фотопортретов Доры, этот — один из них, сделан в 1941 году. К этому времени Дора и Пикассо уже пять лет в сложных отношениях. У них был головокружительный роман в 1936-1938 годах, они вместе прошли через Гернику, Дора документировала на фотопленку процесс создания Пикассо своей великой антивоенной картины. Мастерскую, в которой она была написана, на улице Великих Августинцев нашла для Пикассо тоже Дора, недалеко от своего дома. Они не жили вместе, Пикассо держал ее на дистанции, и в то же время психологически она была полностью в его власти. Вот как описывает ее зависимость Франсуаза Жило в своей книге 1964 года «Моя жизнь с Пикассо»:
«На улицу Великих Августинцев Дора приходила только по особым случаям. Пабло, когда хотел ее видеть, звонил ей. Она никогда не знала, будет ли обедать или ужинать с ним, и была вынуждена постоянно находиться дома на тот случай, если он позвонит или заглянет. А зайти к нему или позвонить и сказать, что вечером ее не будет, не могла. Художник Андре Воден, которому нравилась Дора, как-то рассказывал, что однажды пригласил ее на ужин. Она ответила, что до вечера не может сказать ни да, ни нет, потому что если условится встретиться с ним, а Пабло потом позвонит, скажет, что зайдет за ней, и узнает, что у нее другие планы, то придет в ярость.»
Их расставание сопровождалоь нервным срывом Доры, Пикассо поместил ее в психиатрическую клинику, где она, в частности, подвергалась лечению электрошоком. Пикассо не принимал обвинения окружающих в том, что это он довел Дору до такого состояния. Об этом можно прочесть в воспоминаниях Франсуазы Жило, которая сменила Дору в роли музы Пикассо в послевоенные годы:
«Пабло решил вызвать доктора Лакана, психоаналитика, к которому обращался с большинством своих проблем, но не хотел звонить при Доре и отправил с этим поручением Сабартеса. Лакан приехал немедленно.
— После того, как Лакан ушел с Дорой, — продолжал Пабло, — Элюар так расстроился, что обвинил меня в ее состоянии, поскольку я сделал ее совершенно несчастной. Я ответил, что, если б не сошелся с ней, она дошла бы до такого состояния уже давно. «Если кого и винить, — сказал я, — так это тебя и остальных сюрреалистов с вашими дикими идеями утверждать антирационализм и разрушать здравый смысл». Элюар ответил, что они оказали на нее только косвенное влияние, потому что все это были теории, но я сделал ее несчастной в самом прямом смысле. Он пришел в такой гнев, что схватил стул и с размаху грохнул его об пол.
— А я могу твердо сказать, что после знакомства со мной жизнь Доры стала более содержательной. Более целеустремленной. Фотография ее не удовлетворяла. Она стала писать больше и добилась немалых успехов. Я вознес ее.
Я сказала, что, возможно, вознес, но лишь затем, чтобы потом уронить. Она, несомненно, стала делать успехи, и тут он начал от нее отдаляться.
— Человек не срывается внезапно без подспудной причины, — ответил Пабло. — Это как огонь, который долго тлеет, а потом от порыва ветра начинает бушевать. Не забывай, что ведущие сюрреалисты, пережившие расцвет своего движения — Бретон, Элюар, Арагон — обладают очень сильными характерами. Более слабым их последователям пришлось туго: Кревель покончил с собой, Арто сошел с ума, есть еще много других подобных случаев. Как идеология сюрреализм почти неизменно сеял несчастье. Истоки его представляют собой весьма сомнительную смесь. Нет ничего странного в том, что от такой мешанины многие сбились с пути.»
(Из книги Франсуазы Жило Моя жизнь с Пикассо, 1964)
Дора Маар скончалась 16 июля 1997 года в возрасте 89 лет в Париже.
Click here to use http://sildenafilae.com/caverta-a-new-brand-for-ed-in-the-pharmaceutical-industry.html free directory to find the best pharmacy

3 комментариев для “Прекрасная Дора Маар и Пикассо”

  1. Pingback: Пабло Пикассо в объективе фотографа Ман Рэя

  2. Pingback: "Герника" Пабло Пикассо: история, процесс создания и влияние

  3. Pingback: Василий Кандинский: биография, творческий путь, картины

Добавить комментарий