«Кабаре Вольтер» — колыбель дадаизма

Предыстория «Кабаре Вольтер»

Из Германии в Цюрих приехали Хуго Балль и Эмми Хеннингс. Там они основали «Кабаре Вольтер», где впоследствии и возник дадаизм. Впрочем, я уже писал о том, что подобные настроения давно витали в воздухе (нью-йоркское антиискуство). В Цюрихе было много эмигрантов, которые объединялись по признаку языка, нации и так далее. Балль и Хеннингс сотрудничали с варьете «Максим»: Хуго был пианистом, а Эмми — певицей. Собственно, идея создать «что-то свое» не родилась бы, если бы не этот прочный и яркий опыт. Вот что об этом говорит Рихард Хюльзенбек, приятель Балля:

«Мысль открыть кабаре пришла сама собой, так как Эмми была по профессии исполнительницей, мастером художественного чтения, а Балль отлично играл на рояле. Он аккомпанировал «зонгам» Эмми, но в то же время импровизировал к вящей радости наивных слушателей, перемежая классику с современной музыкой»

Хюльзенбек также рассказывает, что у Балля с Хеннингс совсем не было денег, когда они приехали из Германии в Цюрих. Тогда они сидели на берегу Цюрихского озера и завидовали лебедям, которых кормили жители и туристы Цюриха. У Хуго Балля был черный костюм и белая рубашка, он решил устроиться куда-нибудь официантом. И вот, сидят голодные Балль с Хеннингс на берегу озера, и тогда будущий дадаист психанул и швырнул сверток с одеждой в воду, однако тот разорвался. Костюм с рубашкой вывалялись в глине, Эмми решила его продать. Тогда они пошли в какое-то заведение, где пытались его сбыть. Там же у неё спросили, умеет ли она петь. Хуго Балль и Эмми Хеннингс смогли устроиться на работу. Она — певицей, он — аккомпаниатором.

Хьюго Балль и Эмми Хеннингс , 1916-1917
Хуго Балль и Эмми Хеннингс , 1916-1917

Что пишет сам Хуго Балль о «Кабаре Вольтер»

Хуго Балль в заметке «Когда я основал «Кабаре Вольтер»» пишет:

«Задумав основать «Кабаре Вольтер», я полагал, что в Швейцарии найдется несколько молодых людей, которым, как и мне самому, важно не только насладиться своей независимостью, но и засвидетельствовать ее документально. Я пошел к господину Эфраиму, владельцу ресторана «Голландская мыза», и сказал: «Господин Эфраим, пожалуйста, предоставьте мне ваш зал. Я хочу организовать в нем кабаре». Господин Эфраим согласился и отдал зал в мое распоряжение. Затем я отправился к своим знакомым и попросил: «Пожалуйста, дайте мне картину, рисунок, гравюру. Я хочу устроить в своем кабаре небольшую выставку».

Затем он обращается к цюрихской прессе:

«Напечатайте несколько моих заметок. Я хочу сделать интернациональное кабаре. Мы покажем там великолепные вещи». И мне дали картины, напечатали мои заметки. Так 5 февраля у нас появилось кабаре. Мадмуазель Хеннингс и мадмуазель Леконт пели французские и русские песни. Г-н Тристан Тцара читал румынские стихи. Оркестр балалаечников играл восхитительные русские народные песни и танцы. Значительную поддержку и симпатию я встретил у господ М. Слодкого, нарисовавшего афишу кабаре, Ханса Арпа, предоставившего наряду со своими собственными работами несколько полотен Пикассо, а также картины своих друзей — О. ван Рееса и Артура Сегала. Поддержали меня также Тристан Тцара, Марсель Янко и Макс Оппенхаймер, согласившиеся выступать в кабаре. Мы устроили русский вечер, а вскоре после него и французский (из произведений Аполлинера, Макса Жакоба, Андре Сальмона, А. Жарри, Лафорга и Рембо). 26 февраля из Берлина приехал Рихард Хюльзенбек, и 30 марта мы дали концерт потрясающей негритянский музыки…»

Вот как выглядело изнутри заведение:

"Кабаре Вольтер"
Марсель Янко, «Кабаре Вольтер», 1916

Идею ждал успех. Собственно, в Швейцарии никаких препятствий и быть не могло: во-первых, нет цензуры. Во-вторых, общество нуждалось в таком пространстве, как «Кабаре Вольтер». Подумайте сами: Первая мировая, скопление эмигрантов в одном месте (в основном — творческой интеллигенции, не желающей быть пушечным мясом), которым важно и нужно высказаться. В том числе таким радикальным способом, в эстетике дадаизма (тогда ещё, естественно, не оформившегося). «Кабаре Вольтер» не только являлся площадкой для выступлении. Потом, как вы знаете, издавались разные брошюры, газеты, журналы. В конце концов, участники движения смогли в полной мере проявить себя.

Несколько слов о названии и открытии «Кабаре Вольтер»

Вольтер был противником католической церкви. Для Балля этот персонаж являлся олицетворением протеста. Таким образом, название «Кабаре Вольтер» ясно и четко давало знать, что заведение имеет протестное значение (впрочем, можно ещё и считать, что там ошивались интеллектуалы. Это как в современной России назвать заведение «Кабаре Бердяев»).

Открытию кабаре предшествовала заметка, появившаяся в цюрихской прессе 2 февраля 1916 г. Балль приводит ее в своей книге «Бегство из времени»:

««Кабаре Вольтер». Под этим названием организовано общество молодых художников и литераторов, задавшихся целью создать художественный центр развлечений. Кабаре построено на том принципе, что во время ежедневных собраний проводятся музыкальные и декламаторские выступления гостей, деятелей искусства, и мы приглашаем молодых художников Цюриха, независимо от их художественной направленности, к нам в кабаре со своими предложениями и выступлениями.»

Тогда в «Кабаре Вольтер» стали организовывать поэтические вечера (в том числе этнические вечера музыки. Например, вечер русской народной музыки тоже был), но постепенно, от выступления к выступлению, вечера приобретали все более авангардистский характер.

Плавно стало формироваться «интернациональное ядро» творцов. Если живопись с самого начала была представлена авангардными работами и мастерами, то другие виды искусства — нет, все складывалось постепенно. Уже в первый вечер, как свидетельствует Балль, в кабаре «появилась депутация восточного типа из четырех человечков с папками и картинами под мышкой; часто, но сдержанно кланяясь, они представились: Марсель Янко, художник, Тристан Тцара, Жорж Янко и еще четвертый, имя которого я не запомнил. Арп оказался случайно также здесь, и мы быстро поняли друг друга».

Ханс Арп
Ханс Арп. Фото: Ман Рэй, 1930

Уже на первом представлении зал был битком (впрочем, он и вмещал-то немного людей: всего 10-15 столиков, приблизительно 50 человек). Поскольку выпивка была недорогой, то частыми посетителями заведения были бедные студентики (вам-то не знать!), но вскоре стали появляться и авторитетные художники (им-то не знать!). Популярность росла. Появились комбинированные номера: на фоне танцев и музыки читались стихи, часто вообще импровизированные. Собственно, все там несло определенную нагрузку: оформление зала, дизайн костюмов, характер стихотворений, стремительность музыки, мимика, жесты, театральные номера и танцы. Все это, скажем, комбинировалось и в итоге создавало то, что создавало. Это уже можно обозвать «дадаизмом».

"Кабаре Вольтер" снаружи
«Кабаре Вольтер» снаружи

Продолжение следует…


Помочь проекту вы можете через Сбербанк: +79805587761 (номер телефона привязан к карте).

Добавить комментарий