Как Есенин и Мариенгоф издевались над Велимиром Хлебниковым

Встреча Велимира и поэтов: как это было

Анатолий Мариенгоф и Сергей Есенин хорошо знали, что Велимир Хлебников живёт в Харькове. Они решили сходить к нему. Мариенгоф писал, что у Хлебникова была очень большая квадратная комната, в одном углу стояла железная кровать без матраса, а в другом углу — табурет.

Сам Хлебников сидел на полу и выбирал себе несколько ржавых гвоздей. На правой руке Велимира был ботинок. Хлебников, увидев поэтов, встал навстречу и протянул башмак. Мариенгоф с улыбкой его пожал.

Есенин спросил у Хлебникова:

— Это что у вас, Велимир Викторович, сапог вместо перчатки?

А Хлебников ответил:

— Вот… сам сапоги тачаю… Садитесь…

Через некоторое время Велимир очень странно заметил:

— Комната вот… прекрасная… только не люблю вот… мебели много… лишняя она… мешает.

Хотя, как вы можете знать, мебели там никакой практически не было…

Мариенгоф писал:

«Голова у Хлебникова узкая и длинная, как стакан простого стекла, просвечивающий зелёным»

А затем Велимир Хлебников продолжил:

— И спать бы вот можно на полу, а табурет нужен заместо стола… я на подоконнике… пишу… керосина у меня нет… вот и учусь в темноте… писать… всю ночь сегодня… поэму…

После сказанного Велимир показал поэтам лист бумаги, «исчерченный каракулями, сидящими друг на друге, сцепившимися и переплетшимися». Очевидно, что текст невозможно было прочитать.

— Вы что ж, разбираете это? — спросил его Мариенгоф.

— Нет… думал вот, строк сто написал… а когда рассвело.. вот и… — Глаза стали горькими: — Поэму жаль… вот… Ну, ничего… я научусь в темноте…

Но Есенин решает начать своеобразный троллинг Хлебникова и начинается:

— Велимир Викторович, вы ведь Председатель Земного Шара. Мы хотим в городском Харьковском театре всенародно и торжественным церемониалом упрочить ваше избрание.

После сказанного Хлебников пожал им руки. Через неделю был этот самый ритуал.

Есенин, Мариенгоф, Хлебников. Харьков, 1920
Есенин, Мариенгоф, Хлебников. Харьков, 1920

Велимир Хлебников — Председатель Земного Шара

Хлебников слушал читаемые Есениным и Мариенгофом акафисты посвящения его в Председатели Земного Шара. Он был босой и в холщовой рясе со скрещенными на груди руками. После каждого четверостишия Хлебников говорил: «Верую». Но говорит очень тихо… так, что его еле слышат выступающие Есенин и Мариенгоф. Тогда Есенин толкнул Хлебникова в бок со словами: «Велимир, говорите громче. Публика ни черта не слышит».

А Хлебников поднял на него недоумевающие глаза, как бы спрашивая:

«Но при чем же здесь публика?»

И после этого — еще тише — произносит: «Верую».

И в заключение они одели ему на палец кольцо (они взяли его на минуту у Бориса Глубоковского — четвертого участника вечера); опустился занавес, Борис Глубоковский подошел к Велимиру и потребовал своё кольцо обратно. Хлебников испуганно смотрит на него и прячет руку за спину. А Глубоковский уже злится: «Брось дурака ломать, отдавай кольцо!».

Есенин, естественно, «надрывается от смеха», это же весело, правда? Почему бы не посмеяться… В это же время у Хлебникова белеют губы и он произносит:

— Это… это… Шар… символ Земного Шара… А я — вот… меня… Есенин и Мариенгоф в Председатели…

Глубоковский грубо снял кольцо с пальца Велимира. А Хлебников, «уткнувшись в пыльную театральную кулису, плачет большими, как у лошади, слезами».

Мариенгоф заканчивает тем, что они отпечатали в Харькове сборник «Харчевня зорь» (можете почитать по этой ссылке pdf), где Хлебников опубликовал поэму и небольшое стихотворение.

Слишком уж грустная история. Знать Хлебникова и делать с ним подобное — это, как мне кажется, издевательство. А как вы думаете?

Источник:  «Роман без вранья» Мариенгофа.

P.S. Сбывшиеся предсказания Велимира Хлебникова

 

 

 

2 комментариев для “Как Есенин и Мариенгоф издевались над Велимиром Хлебниковым”

  1. Pingback: Шершеневич говорил, что Велимир Хлебников не умел умываться

  2. Pingback: Из воспоминаний Бурлюка: "Я проповедовал Хлебникова"

Добавить комментарий